English (United Kingdom)Russian (CIS)German
Среда, 19 Ноября 2014 20:15

Девятая икона цикла «Предвечный совет» - «Страшный Суд»

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

 

«Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей,

и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов;

и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов - по левую.

Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира:

ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня;

был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне.

Тогда праведники скажут Ему в ответ:

Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили?

когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели?

когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе?

И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне.

Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его:

ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня;

был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня.

Тогда и они скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе?

Тогда скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне.

И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную».

(Мф. 25.31-45)

 

Евангельское чтение на литургии Недели о Страшном суде (последнее воскресенье перед Великим постом).

 

Иконографический сюжет Страшного суда весьма распространен в религиозной живописи. И, как правило, он до предела насыщен деталями, изображающими локальные события этого космического действа, описанного в Библии - от ветхозаветных пророчеств до евангельских откровений и книги Апокалипсиса. Наиболее известным примером того является роспись «Страшный Суд»[1] работы Микеланджело Буонарроти (1536-1541).

Такая перенасыщенность деталями разбивает образ на множество фрагментов, каждый из которых может рассматриваться как самоценная изобразительная манифестация авторского видения Страшного суда. Впрочем, именно этот сюжет оказывается наиболее органичен творчеству Иеронима Босха, фрагментация полотен которого иногда выглядит искусственной; здесь же она вполне соответствует многоплановости и масштабу события.

«Страшный суд»- Босха

 

 

Несмотря на коренное типологическое различие подходов к религиозной живописи в Западной и Восточной Церквях, таковая особенность изображения Страшного суда свойственна и православной традиции. Классическая композиция икон «Страшный суд» до предела усложнена, и включает в себя множество различных сюжетов события.

При этом в православной иконе есть и специфические черты, радикально отличающие её от традиции Запада. В первую очередь, это акцентуация не на внешнем изображении событий, но на их религиозном и морально-духовном содержании; также многократно углублен символизм иконы. Есть еще одна характерная черта: традиционная православная икона Страшного суда восходит не столько непосредственно к тексту Библии, сколько опосредствованно – через богослужебные тексты Православной Церкви, в основном к Постной Триоди и службам предрождественского периода. Вот что пишет об этом исследователь иконографии Страшного суда Давидова М. Г.[2]Иконы «Страшного суда» XVI-XVIIвв. Пространство художественного текста»): «Этими системами оказались два больших богослужебных цикла: Постная триодь и предпраздничные недели Рождественского Поста (Св. Отец и Св. Праотец), к которым примыкают чтения из Миней Четьих. Такая постановка вопроса позволяет не только осмыслить икону как целостный мир церковного богомыслия, но и дать ответ, почему, например, те или иные конкретные тектсы записываются на полях икон …. Пространство художественного текста "Страшного суда" раскрывается через универсальную для всего древнерусского искусства морально-нравственную систему координат». Характерный пример древнерусской иконы – «Страшный суд» (1580-е годы), хранящаяся ныне в Сольвычегодском историко-художественном музее

Однако со временем классическая схема построения иконы Страшного суда начала изменяться. Писались как примитивы с достаточно условным следованием канонам, так и механически повторенные схемы канонов без особой художественной выразительности.

18 век. Старообрядческая икона

В последствии и в России появились живописные вариации этой темы. Прекрасным образцом последних является фреска Васнецова на Западной стене Владимирского собора в Киеве (1885-1896).

Со средины 20-го века началось движение возрождения русской канонической иконы (сначала в эмиграции, затем и на территории бывшего СССР). Однако чрезвычайная усложненность иконографии Страшного суда привела к тому, что адекватных классическому наследию образов создано не было.

В этих условиях иконописцы мастерской «Небо на Земле» пошли самобытным путем. Они написали икону «Страшный суд» – девятую икону цикла «Предвечный совет» - которая одновременно является глубоко традиционной по средствам выражения и стилистике и новаторской по иконографии.

Прежде всего, нужно отметить, что сюжет этой иконы восходит не к опосредствованным источникам, но непосредственно  Евангельскому тексу. Конкретно – именно к тому эпизоду беседы Иисуса Христа с учениками, который Церковью читается в неделю перед началом Великого поста – «Неделю о Страшном суде». Это известный фрагмент из 25  главы Евангелия от Матфея. Главное его содержание – пророческое изъяснение Спасителем того, каким образом в конце времен будет решаться вопрос о вечном спасении или вечном отвержении человеков.   В Своих словах Христос  раскрывает удивительную тайну Страшного суда: критерием осуждения или оправдания будет только одна мера – мера любви ко Христу, явленная в любви к людям. В отличие от несколько суетливого исторического предания на эту тему, учение Господа  до предела ясно и просто: «…так как вы сделали это (явили милосердие – авт.) одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне».

Именно эта краеугольная мысль Спасителя раскрывается в представляемой иконе «Страшного суда». Падший человек может войти в Царствие Небесное только любовью. Однако любовь – это не отвлеченное понятие, а конкретные дела, имеющие свои плоды как в земной жизни, так и в вечности. «Нет доброго дерева, которое приносило бы худой плод; и нет худого дерева, которое приносило бы плод добрый, ибо всякое дерево познается по плоду своему, потому что не собирают смокв с терновника и не снимают винограда с кустарника. Добрый человек из доброго сокровища сердца своего выносит доброе, а злой человек из злого сокровища сердца своего выносит злое, ибо от избытка сердца говорят уста его».(Лк.6.43-45)

Именно о таковых делах любви[3] говорит Господь в притче о Страшном суде: принять и накормить странника, посетить больного и страдающего в заключении, помочь неимущему. Утешить человека в его нужде и страдании. Удивительно, но в этой притче Господь ничего не говорит о сугубо религиозных нормах поведения – о посте, молитве, богослужении и т.п. И это не случайно – ибо все то есть лишь средства (действенные!) в обретении любви, но никак не самоцель. Эту сердцевину учения Христа о спасении и отобразили мастера товарищества «Небо на Земле» в своей иконе.

Поле иконы разделено на две части: мы видим как бы «внутреннюю» икону, и вокруг неё – золотое небо Царствия Божьего. Это отображает православное понимание Страшного Суда как реального события тварного мира, завершающего земную историю, и предшествующего воскресению во плоти спасенных человеков.

Основное действие разворачивается в поле «внутренней» иконы. Здесь мы видим раскрытое изобразительными средствами содержание притчи о Страшном суде. Навершие «внутренней» иконы – традиционный образ Десуса: изображение Христа Спасителя с предстоящими Богородицей и Иоанном Крестителем. Десус, с одной стороны, возводит представляемую икону к традиционным иконописным сюжетам, с другой – подчеркивает особую роль святых Церкви как ходатаев пред Господом о милости к падшему человеческому роду.

Далее и ниже, по вертикали, развертывается визуальный ряд описываемых в евангельской притче событий: насыщение голодного и жаждущего, утешение странника, нищего, болящего и заключенного.

В соответствии с притчей в правом и левом полях иконы изображены люди, так или иначе ответившие на призыв Господа о любви: «…и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов - по левую». С одной стороны иконы изображены облаченные в светлые ризы праведники, сподобившиеся вечной жизни в единении со Христом. С другой - в темных ризах те, кто, не явив любви к ближним, тем самым отвергли и своего Спасителя.

Характерной особенностью иконы является симметричное изображение фигур по правую или левую сторону от Спасителя. Это – очень существенный элемент. Авторы иконы стремились таким образом выразить евангельскую истину о главенстве Духа над буквой[4]. Ни положение, ни сакральный статус, ни видимость дел без расположения сердца не имеют никакой ценности – если они не есть явления духа, но только внешняя форма. В том числе, и члены Церкви не только не имеют «льготного режима», но, напротив, от них ожидается наиболее сознательное и полное следование заповедям Спасителя[5]: «…а который не знал, и сделал достойное наказания, бит будет меньше. И от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут»(Лк.12.48). Более того, гнев Господа обрушивался более всего не на заблудших, немощенствующих духом, но на мнимых праведников, полагающих свое спасение во внешнем выполнении закона: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что затворяете Царство Небесное человекам, ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете»(Мф.23.13). Именно таковую, столь актуальную в наше смешанное время, антитезу – формы и содержания – отобразили авторы представляемой иконы. Таким образом, симметрия в изображении богоспасемых и погибших душ не есть художественный прием, но отображение важнейшей идеи Откровения.

Верхняя часть иконы «Страшный суд», как бы возносящаяся над «внутренней» иконой - это Предвечный совет. Излишне говорить, что спасение падшего человеческого рода через крестную жертву Спасителя, актуализированное в Страшном суде, есть высшая точка (в условной хронологии небесных событий) Промысла Божьего о спасении мира. Ангелы Предвечного совета – Пресвятая Троица в традиционном для цикла изображении – навершие иконы. В отличие от предыдущих работ цикла, здесь изображение ангелов, срастворенных в море Божественной энергии, не статично. Точнее сказать, неспокойна сама Божественная энергия. И это закономерно: тварный мир движется к своему конечному пресуществлению, все находится в движении и готовится к явлению Нового Иерусалима. Иконописцы и это невыразимое человеческими понятиями событие смогли отобразить адекватными художественными средствами: насыщенным движением энергий в поле вокруг Ангелов Предвечного совета - движением для человеческого глаза хаотичным, но строго упорядоченным в замысле Творца.

Созерцающему таковую икону естественно задуматься о вечности и о своем отношении к жизни, к людям, ко Господу, и в порыве любви воскликнуть: «Ей, гряди, Господи Иисусе!» (Откр.22.20)

 

 

В заключение еще раз повторим уже озвученную мысль: иконописный цикл «Предвечный совет» является уникальным явлением духовного и художественного творчества. Уникальным в первую очередь по гармоничному синтезу казалось бы антагонистичных свойств: строгой традиционности и свободного новаторства.

К новаторству иконописцев мастерской «Неба на Земле» можно отнести современную и свободную от оков исторической детерминированности трактовку в акцентуации изображаемых событий, включение их в цельную систему боговидения, адекватное христианскому сознанию отображение тайны Предвечного совета. По сути дела, даже сама по себе идея иконописного цикла уже является новаторской.

Традиционными в представляемых иконах является как техника их написания (доска, левкас, пигменты), так и восхождение создаваемых образов к святоотеческой традиции иконописи.

Наконец, следует отметить несомненные художественные достоинства созданных в мастерской «Небо на Земле» работ.

Все это позволяет считать представляемые иконы, как и вообще духовный труд иконописцев мастерской «Небо на Земле», ярким и существенным явлением как в современной христианской культуре, так и в современной живописи.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  

 



[1] - Сикстинская капелла, Рим.

[2] - О композиции икон Страшного суда М.Г. Давидова в указанной работе пишет: «Левый нижний угол (если смотреть изнутри иконы) – ад, грех и смерть; верхний правый – рай. Одесную Господа – праведники; ошуюю – грешники и т.д. … текст иконы также может истолковываться при помощи генетически родственных "Страшному суду" изображений, которые как бы "прорастают" в его пространство, тем самым, углубляя и расширяя его. ….характерны следующие византийские иконографические признаки: Адам и Ева находятся у Этимасии или ниже; Лоно Авраамово и Вертоград Заключенный не разделены; Благоразумный разбойник либо отсутствует, либо стоит в Вертограде, а не у двери рая с Праотцами. Праведники, шествующие в Эдем внизу композиции, идут в сретение другим праведникам, уже находящимся в раю. Огненный поток хорошо виден. Место Даниила с Ангелом строго не фиксировано; апокалиптические царства-звери расположены в правой части иконы (если смотреть изнутри). Чины праведников как бы вписаны в отдельные апсиды; Горний Иерусалим может отсутствовать. Если изображается Горний Иерусалим и возносящиеся крылатые схимники (около сер. XV в.), то последние не выходят за пределы Лона Аврамова, а Небесный Град (в форме креста) включает сцену беседы Богоматери со Христом. Голгофа видна в левом верхнем углу. ….В качестве примера совмещения изображений "Страшного суда" и "Сошествия во ад" можно привести мозаику западной стены в Торчелло (ХII век). …В русской иконе образные параллели "Сошествию во ад" угадываются в группах праведников, идущих навстречу друг другу в нижнем регистре. Тема встречи старого и нового, последних и первых времен выражается в "Сошествии во ад" мотивом простертых с двух сторон к Спасителю человеческих рук. На иконе Страшного суда праведников разделяет не фигура Христа, как в предыдущем случае, а Его символ – дверь рая. В более поздних "Сошествиях во ад" добавляются двери преисподней, которые, видимо, по зеркальной аналогии со вратами в Эдем "Страшных судов", располагаются в нижнем регистре. К этим дверям с одной стороны подходят Ангелы, возвещая приход Царя Славы, а с другой стороны – в сретение им – праведники. Таким образом в ранних русских иконах предполагается движение снизу вверх от "Боговоплощения" и "Сошествия во ад" через апокалиптические видения Даниила к Страшному суду и жизни будущего века. Богородица в круглом вертограде, возвышающимся над вратами рая, напоминает о Боговоплощении. Праведники у врат и преисподняя, изображенная в противоположной от Эдема стороне, - параллель к "Сошествию во ад". Во втором регистре можно видеть пророка Даниила и четырех эсхатологических зверей. Выше – Судия, Апостолы и Ангелы. Важной особенностью иконографии XV века является взаимопроникновение Апокалипсиса и Страшного суда. Поскольку Даниил и символические звери "блуждают" по полю иконы, нельзя точно сказать, к какому координатному углу изображения они прикреплены. Они как бы вездесущи. В XVI-XVII вв. изображение видения Даниила приобретает в пространстве иконы постоянное место локализации: либо круг с Даниилом примыкает к Вертограду ("горнее место"), а круг со зверями – к земле ("дольний" регистр); либо пророческое видение полностью переносится влево – к земле и аду. Таким образом, в позднейших иконах либо происходит отделение святого от греховного (Даниила, Богородицы, праотцев – от земли и преисподней, зверей, символизирующих четыре беззаконных царства), либо разъединение Суда и Апокалипсиса. Суд – справа (Эдем, этимасийный ряд, деисусный ряд, Горний Иерусалим). Апокалипсис – слева (ад, земля и море; видения Даниила об овне и козле, о четырех зверях-царствах, о престолах с книгами).»

[3] - По замечательному выражению святых отцов Церкви, если у тебя нет в сердце любви, твори волей своей дела любви, и откроется сердце…

[4] - «Он дал нам способность быть служителями Нового Завета, не буквы, но духа, потому что буква убивает, а дух животворит» (2Кор.3.6.)

[5] - «Если заповеди Мои соблюдете, пребудете в любви Моей, как и Я соблюл заповеди Отца Моего и пребываю в Его любви» (Иоанн.15.10).

Предвечный совет

Вторая работа из цикла «Предвечный совет» - «Сотворение Адама».

третья икона цикла "Предвечный совет" - «Наречение имён Адамом».

Четвертая икона цикла «Предвечный совет» - встреча Пресвятой Девы Марии и праведной Елисаветы.

Пятая икона цикла «Предвечный совет» - «Рождество Христово».

Шестая икона цикла «Предвечный совет» - «Радость»

Седьмая икона цикла «Предвечный совет» - Призвание Нафанаила

Восьмая икона цикла «Предвечный совет» - Крест

Прочитано 6686 раз Последнее изменение Четверг, 20 Ноября 2014 10:21
Другие материалы в этой категории: « Восьмая икона цикла «Предвечный совет» - Крест
Последние новости
  • Ad maiorem Dei gloriam*
    Ad maiorem Dei gloriam*

    (*Для більшої слави Бога)

    Виставка сучасних ікон на Кінбурнській косі

    19 червня в селі Покровка Очаківського району Миколаївської області відкриється виставка сучасних ікон сімейної іконописної майстерні «Небо на землі».

    До експозиції увійшли роботи в техніках яєчної темпери та гарячої емалі. Справжньою перлиною виставки є ікона Покров Пресвятої Богородиці над землею Кінбурнською.

    Подробнее ...
  • ПОЧАТОК
    ПОЧАТОК

    1 квітня у Києві, в Національному центрі народної культури «Музей Івана Гончара»( вул. Лаврська, 19) відкриється виставка ікон сімейної іконописної майстерні «Небо на землі» (м. Миколаїв). Виставка має назву «Початок».
    Спочатку було Слово, і Слово було у Бога, і Слово було Бог (Ів. 1:1). Цими словами розпочинається євангельський уривок, що звучить на Великодній літургії. Воскресіння Христове є початком нашого шляху до Небесного Єрусалиму. Весна є точкою відліку нової віхи життя, що сповнена надією на краще, перемогою життя над смертю. Пам’ятаючи про це, родинна майстерня присвятила саме цій події виставку своїх робіт.

    Подробнее ...
  • Подорож до світла
    Подорож до світла

    24 березня в Яремчанському музеї етнографії та екології Карпатського краю відкриється  виставка ікон «Подорож до світла», що представлятиме  сучасний іконопис від іконописної майстерні «Небо на землі» (м. Миколаїв).

    Подробнее ...
Мы в социальных сетях
небо на земле

Создайте свою визитку


Православный календарь
Рекомендуем
Галерея Марії Павелко
При копировании материалов с сайта www.pavel-ko.net обязательна прямая открытая для поисковых систем гиперссылка.
created by pilja
_
ne
@
ma
il
.ru